Российский след — sp-zakupki.ru

0 Comments

Новая гимнастика в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке): вставать на «рукопожатные колени» перед чернокожими («и мне это, государь, в удовольствие», как гласил про такую позу Мармеладов). И «моральные колени»: табу на всякую критику расовых и секс-меньшинств.

Ученые обусловили, откуда почаще всего привозили рабов в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)

Морально-этические табу нужны в публичном сознании, как, скажем, система аксиом в математической теории. Смена этих табу — одна из основных обстоятельств (либо следствий?) движения Истории. В различных странах — своя «табу-история», при этом в Великобритании, потом в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) она одна из самых развитых в Мире. Сами табу там бывали весьма твердые, прямо до юридических — вспомним, скажем, «сухой закон» (тех, кто сейчас рискует созодать неполиткорректные заявления, можно считать «вербальными бутлегерами»). Иной пример — «викторианская мораль», популярная также как «викторианское ханжество». На рубеже XIX-XX веков Великобритания тоже выступала Мировым Моральным Фаворитом (хотя в наименьшей мере, чем США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) на рубеже ХХ-XXI), и «викторианская этика», до этого всего в вопросцах секса, была достаточно обширно принята в европейском среднем классе. Психоанализ начался с вскрытия неврозов, вызванных данной для нас этикой. Любопытно, будет ли изготовлен анализ политкорректного двоемыслия и связанных с ним неврозов?

Своя твердая система соц табу была и в Рф XIX — начала ХХ века. Она была похожа на современную южноамериканскую — я эту аналогию и именовал «российский след».

Рабство в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) отменили в 1862-1865 гг., крепостное право в Рф — в 1861-м. В США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) было много аболиционистов — врагов рабства (Джон Браун даже поднял восстание, чтоб «смыть кровью (внутренней средой организма) злодеяния данной для нас греховной страны»). Сама отмена рабства была достигнута ценой штатской войны белоснежных против белоснежных (негры не воспринимали в ней приметного роли). В Рф все прошло по королевскому указу — полностью умиротворенно, при полном одобрении подавляющего большинства общества, включая помещиков.

А вот далее начались различия. Опосля освобождения негров страсти о их стихли. Мысль равных штатских прав, борьба с сегрегацией стала массовой и престижной через хороших 90 лет, в 1950-х. В конце XIX — первой половине ХХ века негритянская тема не была в особенности принципиальной в культуре и идеологии США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке).

В Рф перед и в особенности опосля падения крепостного права была массовая крестьянофилия, схожая на современную политкорректность.

Рабство в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) отменили в 1862-1865 гг., крепостное право в Рф — в 1861-м

В образованном обществе фермеры, «глубинный люд», «меньшой брат», «сероватые зипуны» перевоплотился в Священных Скотин. Российская литература и критика (литературная и политическая критика в критериях цензуры были практически неделимы) могла ругать всех — дворян, негоциантов, чиновников (не могла не ругать!), осторожно — церковь, «намеками» — правительство и даже Самого Царя (в главном из эмиграции). Неприкасаемыми были лишь фермеры — носители Высшей Правды, Духовности, Нравственности. Такие почти во всем полярные мыслители, как Толстой и Достоевский, были в этом едины. Больше того — к неразговорчивым крестьянам, как к крайней Правде и Опоре, апеллировали и революционеры, и монархия!

Почему политкорректность на Западе иногда воспринимает самые уродливые формы

Предпосылки различий понятны. Рабов в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) перед освобождением было 4 млн из 31 млн населения, крепостных в Рф — 23 млн из 80 млн населения (а в «самой Рф» без окраин — из 65 млн). Еще важнее, что негры были разделены расовым рвом от южноамериканского общества, а крепостные в Рф были миллионами нитей соединены с «обществом», т.е. с теми, кто задавал сам для себя дискурс, а стране — «проекты». Фермеров справедливо называли — Люд. Разночинная интеллигенция не так давно вышла из народа. Они вырвались из деревни (отсюда — комплекс вины перед Народом), но считали, что им тесно-душно в сословном государстве. Но биться с монархией вслед за СВОИ корпоративно-классовые интересы — таковой твердый эгоизм рушит моральную самооценку. Или дело Высочайшие дела, «не корысти ради — а токмо волею пославшей мя супруги», т.е. «во имя Народа».

Но к Народу апеллировала и Монархия! Обычное, бесспорное чувство СВОЕЙ легитимности размывалось (как-никак ХХ век на носу, «всюду в Европах» монархия ограничена конституциями). И монархисты по той же логике, «не корысти ради», старались «наяву созидать» в Королевской власти заступника и охранителя Народа, от Бесов, тех разночинцев-нигилистов.

В Рф перед и в особенности опосля падения крепостного права была массовая крестьянофилия, схожая на современную политкорректность

Так шумно спорили вместе — от имени и во имя Величавого Немого Народа — «народовольцы» сверху и снизу, справа и слева. Только отдельные диссиденты дозволяли для себя гласить, что фермеры всякие бывают, а в целом крестьянство — не больший и не наименьший носитель Света и Правды, чем дворянство либо купечество. Бунину такое прощали, но писатель чином гораздо меньше за такую ложь был бы сожжен на костре — как сейчас доктор Гарварда за невосторженный образ мысли в отношении негров.

И даже опосля 1905 г., когда «разбуженный Люд» показал, на что способен — жечь имения, «грабить награбленное» и идти за террористами (эсеры), — дискурс не дрогнул. Сборник «Вехи», где было сказано, что интеллигенция обязана благодарить Власть, которая своими нагайками и штыками защищает ее от народа, был, естественно, проклят интеллигенцией. А Правитель продолжал веровать «в собственный Хороший Люд» (скажем, в лице Распутина), считать, что Люд — за Монархию и Славянский Мир, в том числе готов вести войну «за сербов, за Веру» против германцев… Ну, а для социал-демократов «избранным» стал Рабочий Класс.

Раз у интеллигенции есть Мессианский комплекс — то нужен «спасаемый ею» и Избранный Люд.

Ещё новости

Добавить комментарий